Виктория Шулико - Творчество
27.04.14
По причине зла приумноженья,
Охладеет в людях их любовь –
Это признак окончанья мира,
Так сказал апостолам Господь.

И от нас сейчас судьба зависит
Мира, не родившихся детей,
Стариков, что верили в святыни,
Миллиардов нынешних людей.

Каждый должен выбор сделать в сердце –
Свет нести собой иль пустоту,
Стать покорно молча на колени,
Или сохранить свою мечту.

Нас пытаются сравнять с землёю,
Наделив агрессией и злом,
Научив сражаться, защищаться,
Убивать других – а что потом?

Мы должны нести другие мысли –
Милосердия, огромной доброты,
Мы должны молиться за заблудших,
А не поднимать на них стволы.

Лишь любовь исправит души падших,
И рукой незримой исцелит.
Лишь любовь нам возвратит надежду
И конец времён предотвратит.

В каждом сердце есть любовь святая –
Так услышьте Господа слова!
Пусть она в сердцах не охладеет,
Пусть сияет светом на века!
04.05.14.
Как сложно душу уберечь от краха!
И как легка дорога в никуда!
Спокон веков нас учат, что к святыням
Ведут людей лишь узкие врата.

Но как приятен вид тех врат широких,
Что мир распахивает – всё же здесь, бери!
Вот радости, веселье, лёгкость, прочность!
Лишь стань на путь широкий – и иди!

Никто не рассказал, что дальше – пропасть.
Там радость расточают по пути.
В итоге, растеряв дары от Бога,
В конце пути их просто не найти.

А узкая дорога – труд духовный,
Смирение пред жизнью, боль души
И тяжесть бед людских, своё раскаянье.
Не многие хотят туда идти.

Но та дорога – только испытанье.
Как золушка, попавшая на бал,
Придёт душа в заветную обитель,
В чудесный мир, и это будет дар.

Бесплатный сыр – он лёгкий и манящий.
Задумайтесь, что дальше? Лучше труд.
Пускай нелёгкий и неблагодарный –
Но позже всё оценят и спасут.

Так избирай работу над собою,
Учись культуре духа, свету глаз.
Ведь Царство Божье усилием берётся,
Так избери его на этот раз.
04.05.14.
Навязанная миром пропаганда,
Одетая реальность на глаза –
Вот та ловушка, что нам уготовил
Недремлющий противник сил добра.

Он дал нам телевиденье, компьютер,
Всесильный интернет не для того,
Чтоб мы учились, думали, умнели,
А чтобы отрешить нас от всего.

Когда молиться, если столько в мире
Ты можешь за минуты те узнать!
Погромы, войны, техники новинки,
Бомонд, политика. – Успеть! Скорей! Опять!

Наращивают темп потоков этих,
Всё больше информации в наш мозг
Заходит, засоряя всё собою,
Становится ль наш дух и вправду плох?

О, да! Та перегруженность сознанья
Блокирует духовную стезю.
Мозг ослепляет выходы и входы
А мы все тянемся в заветную петлю!

И мозг включает способы защиты,
Блокируя себя от лишних слов,
То словом «деградация» назвали.
Какие ж тут надежда, свет, любовь!

Не надо! Не вкушайте плод запретный,
Ведь даже в знаниях нам надо меру знать!
Покой душе в миру своей ищите,
И эта мысль научит вас летать.
04.05.14.
В чём наша мудрость? Что годы нам дали?
Дар или бремя, прожитая жизнь?
Вынесли знания, выводы, опыт,
И отточили безуглую мысль?

Трудно сказать. Проводя свои годы
В чьих-то шаблонах, так трудно мечтать!
И в виртуальном миру заблудившись,
Вряд ли сил хватит летать.

Что же мы знаем о свойствах духовных,
О человеческой сути вообще?
Разум, закованный в цепи обмана,
Даст мало шансов бескрылой душе.

Наше поверхностное восприятье
Кем-то навязано, это не мы!
Мы в новостях заголовки читаем,
Не замечая в событьях судьбы.

Чувства других нам уже недоступны,
Да и свои уже стали мелки.
Вся наша жизнь – лишь одни заголовки.
Пусто и холодно. Круг разомкни!

Разум – лишь орган, он ждёт тренировки,
Так не ленись – думай, чувствуй, читай!
Пусть он проснётся, и вспомнит о главном.
И этим главным ты душу питай.

Мудрость – в умении быть лишь собою,
Двигаясь вечно упрямо вперёд
К миру, любви, милосердию, вере.
Итак. Кто жив, тот всё это поймёт.
29.04.14
Свобода выбора – умеем ли ценить?
И сознаём ли мы свою свободу?
Наш разум воспримет этот дар,
Или утонет в тине безысходной?

Наш подарок – всегда средь полюсов,
Мы выбираем тот, что где-то рядом,
И то не важно – плох или хорош,
И ждём за выбор – кара иль награда.

Земное - тянет нас своим теплом,
Красивым обеспеченным уютом.
Небесное - к свершениям зовёт,
И чувства измеряет по минутам.

Оно отказа требует от благ,
От эгоизма, лжи, корысти, фальши.
Оно зовёт к любви и к доброте,
И думает наш разум: «А что дальше?».

И выбирает снова путь земной –
Уверенный, понятный и стабильный.
Так для чего свобода нам дана,
Коль мы её под кожу не привили?

Ведь выбор – не заказы блюд с меню,
А предпочтенье жертвы ресторану.
Нельзя сквозь пальцы упускать всю жизнь
И руки опускать излишне рано.

Начни свой день сейчас. И выбор есть –
Откуда ты черпаешь вдохновенье?
Найди свою мелодию души
И поблагодари за все её мгновенья.

Настоящее чудо

 Он заметил слежку не сразу — человек в черном плаще мало чем отличался от других прохожих в этот серый день. Антон оставил машину возле парка и отправился в банк. После этого ему нужно было зайти к нотариусу, на машине из-за знаков пришлось бы объехать несколько кварталов. И он решил пройти пешком. Тогда-то и заметил впервые этого высокого худощавого мужчину. А когда Антон закончил дела, с удивлением увидел, что странный незнакомец вновь следует за ним. Он присмотрелся внимательнее, взгляды их встретились. Вот тут Антону стало действительно не по себе, и ничем разумным свой страх он объяснить не мог. Какая-то странная атмосфера разливалась вокруг этого темного незнакомца, что-то пугающее, угрожающее… 
До своей машины Антон почти добежал, и сев в нее, сразу же закрыл дверцы на замок. Оглянувшись еще раз, он не увидел никого похожего. Мужчина в черном будто растворился в воздухе…
Антон не был слабым человеком, но этот эпизод почему-то впечатлил его. Кто это мог быть? Случайный прохожий? Ерунда, он шел за Антоном в обоих направлениях. Агент служб? Тоже не получается, ничем интересным для органов Антон не занимался. Всего лишь книжный магазин в арендованном помещении. Враги? Конкуренты? Опять же, особо не за чем. Ольга подослала? Это уже было полной чушью…
Заставив себя успокоится, Антон занялся в своем кабинете обычными делами. Он открыл договора, присланные партнерами, и принялся их изучать. Но мысли не долго слушались, и воспоминания о черном незнакомце начали мешать работать. Неспешно подойдя к окну, Антон чуть не вскрикнул, увидев возле своей машины знакомую мрачную фигуру. Он резко зажмурился, а, открыв глаза, увидел, что улица пуста.
Ситуация становилась угрожающей, но стабильной. Прошел первый шок, теперь следовало принять меры. Антону начало казаться, что этот незнакомец вообще нематериален. Не долго думая, он включил интернет. Введя в поисковик фразу «Кто видел призрака в черном плаще», он с удивлением прочитал, что не одинок в своих страхах. Оказывается, этого гостя видело немало людей, и все при странных обстоятельствах. И никто наверняка не мог сказать, что олицетворяет собой этот персонаж — то ли призрак, то ли домовой.
«А что, если это черный ангел, посланный ко мне за мои грехи?» — неуверенно подумал Антон, и вдруг эта мысль стала крепнуть и требовать развития. Он всегда был реалистом, даже скорее материалистом, но, вспоминая этот взгляд, готов был поверить во что угодно…
«А теперь надо подумать, что же я делаю не так», – удивляясь себе самому, задумался Антон. И мысли полились чередой. Желая расширить бизнес, он совсем забросил жену и дочь. У него, как всегда, не хватало времени на семью. Когда возвращался, они уже спали… С глухой тоской вспомнил про родителей, живущих за городом. Когда он видел их в последний раз? Месяц назад? Больше? А когда хотя бы позвонил? Невеселая получалась картина… Недавно он уволил продавщицу Ирину Васильевну за регулярные опоздания на работу. Она плакала, и просила дать возможность всё объяснить. Не дал. Уволил. А собака во дворе магазина? Он въезжал недавно, злой и взвинченный и, увидев ее, надавил на газ. Собака успела отскочить…
Да и вообще, на что он тратит свою жизнь? Ведь не ради любви к искусству занимается продажей книг! А дело это оказалось не столь прибыльным. И поэтому Антон собирался открыть небольшое производство металлоизделий. Новый бизнес занимал массу времени и нервов, а денег еще не приносил. И Антон последнее время ходил нервный, с пустыми глазами, и ничему не радовался.
«А ведь недалеко за городом течет река, шумит лес… Вот собрать бы Ольгу с дочкой, родителей, друзей пригласить, и на пару дней в домики из натурального дерева!» — живо размечтался Антон, почти забыв про человека в черном.
«А если разобраться, отличный призрак!» — с неожиданным удовольствием подумал Антон, и набрал номер жены.
— Олечка, — начал он, и запнулся. Через секунду уверенным голосом продолжил: — Я во многом виноват перед тобой. Перед вами двумя… Простите меня. Я потом все объясню. Ты не против провести эти выходные вместе с нашими родителями на турбазе в лесу?
— Я даже не знаю, что сказать… Конечно, я только «за». Скажи, пожалуйста, а что изменилось? — голос Ольги был слегка взволнованный.
— Просто я внезапно понял, как сильно я тебя люблю. До вечера! Я сегодня буду пораньше, все обсудим, — сказал Антон и положил трубку.
«А вдруг я не успею всего? Что, если это грабитель или маньяк, и сегодня вечером он выстрелит в меня?» — вернулось к Антону былое волнение.
Он вновь набрал номер.
— Мама, — тихо начал он.
Долгих полчаса они говорили о всяких мелочах, и к концу разговора Антон ощутил невероятную легкость, будто сбросил тяжелый груз.
«Наверное, это тяжесть стен между близкими людьми», — с улыбкой подумал он.
Потом с легкой неохотой он набрал номер Ирины Васильевны, и долго слушал длинные гудки. Напряжение нарастало. Ему вдруг невероятно захотелось искупить и эту вину. И когда женщина взяла трубку, Антон облегченно вздохнул.
— Добрый день, Ирина Васильевна, — медленно начал он.
— Здравствуйте, Антон Сергеевич, — прозвучал тихий сдавленный ответ.
— Расскажите, почему вы стали систематически опаздывать по утрам? Простите, я не дал вам возможности объясниться.
Раздался глубокий вздох, и после она продолжила:
— Моя одинокая сестра попала в больницу. Я по утрам должна проведывать ее, и отвозить еду. И с маршрутками, с пересадками, я никак не вписывалась в рабочий график, и опаздывала на эти злосчастные двадцать минут…
— Скажите, — подумав, произнес Антон, — вы сможете вновь вернуться к работе? Мне искренне жаль, что я так поступил.
Из всех прегрешений, что он вспомнил, осталось только покормить собаку. Вдохнув поглубже, Антон пошел во двор, прихватив круассаны. Там мог быть этот человек, и последствия встречи могли быть любые. Но уж слишком понравилось забытое ощущение радости от отданного тепла. Может, это были последние минуты жизни, но совесть свою следовало облегчить.
Он вышел на улицу и огляделся по сторонам. Уже смеркалось, в домах зажигались огни. Погода была на редкость промозглая и ветреная. По сравнению с уютным кабинетом, это был ад. Собачка лежала, вжавшись в стену… От приближающихся шагов, она подняла голову и посмотрела на человека. Антон увидел в ее глазах обреченность, и ему стало горько. Как-то не вязалось это с ощущением радости в душе. Маленькая, грязно-белая, лохматая, глаза-пуговки…
— Если тебя отмыть, будет очень мило, — заявил он собаке, и, взяв ее в охапку, понес в машину. Достал из багажника коробку из под книг. Усадил удивленную собачонку на пассажирское сиденье. И тут в окно постучали. Вздрогнув всем телом, и враз побледнев, Антон медленно повернулся.
С мрачным лицом там стоял человек в черном. На фоне тяжелого темного неба его фигура выглядела еще более угрожающей. Леденящий взгляд пробирал насквозь.
«Вот и настали последние минуты жизни», — невольно подумал Антон. У него было одно желание — нажать на педаль газа и уехать домой, к любимой семье, в спасительный уют. Но это не было бы решением вопроса. Бегать, оглядываться, косится на прохожих, чтоб в один прекрасный день тебя, трусливого и жалкого, встретили у входа в супермаркет — это глупо.
«Сейчас так сейчас», — решил Антон, и резким движением открыл дверь.
— Что вам нужно? — встав перед черным человеком, спросил Антон.
Тот молча смотрел. Но у Антона уже не было сил на эмоции. Он коротко произнес:
— Вы преследовали меня утром. Вы стояли у моей машины в обед. Теперь вечер, и вы снова здесь. Что вам нужно?
Антон ожидал чего угодно, вплоть до того, что человек так и будет стоять, молча, сверля его взглядом. Но пушечным выстрелом прозвучали слова:
— Простите, я действительно вел себя странно. Я писатель-неудачник, но это сейчас не важно. Книги — моя страсть. Я слышал, у вас есть вакантное место. Я очень неплохо разбираюсь в литературе, и могу быть полезен. Я бывал в вашем магазине, и знаю вас в лицо. И когда случайно увидел вас в городе, решил, что это судьба. Но не решился заговорить. Есть у меня такой грех — непреодолимая стеснительность перед начальством.
Потом я думал зайти к вам в кабинет, но, вновь передумав, ушел. А потом корил себя, и заставил прийти и поговорить. Может, вы и прогоните меня, но я хоть попытался. Поверьте, вы не пожалеете, если возьмете меня.
Антон стоял, как громом пораженный. Это ж какая у него цветущая паранойя, если обычного соискателя на работу он принял за посланника темных сил! Переосмыслил всю свою жизнь, за один день изменил то, что делал годами — и это из-за обычного горе-писателя? Таким обманутым и разочарованным Антон себя никогда не чувствовал. Вместо пафосной смерти его ожидало унизительное переосмысление! Это было так противно, что захотелось выкинуть из салона грязную собаку, и поехать с друзьями куда-нибудь.
И вдруг Антон опомнился. А ведь благодаря этому человеку он сегодня все переосмыслил, почувствовал небывалое тепло и радость. Все изменилось в его жизни. За один день, один короткий день!
Он улыбнулся и спросил:
— Как вас зовут?
— Иван Петрович…
— Я думаю, Иван Петрович, вы составите прекрасную компанию нашей Ирине Васильевне. И кто знает, может, мы еще будем продавать ваши книги! Вы не поймете, но огромное вам спасибо. Завтра утром жду вас на работу. А сейчас простите, нам с дочкой еще собачку купать.
Антон уехал довольный, хотя все и оказалось так банально.
Ангелы на небе улыбались. Они-то видели, что произошло настоящее чудо. 

                                                                         2013

   
Как просто не бояться быть собой,
И не скрывать побед и поражений!
Идти, и понимать себя в пути,
И ставить цели, и искать прощенья!

Как хорошо не лгать себе самой
И признавать свой грех, чтоб смыть его!
И это исцеленье – шаг вперёд,
Чтобы найти то, что важней всего!

Какое счастье видеть лик Христа –
Не только на иконе, а в душе,
Вокруг себя, в других людских глазах,
Что может быть важнее на Земле!

Ведь вера – то влюблённость в небеса,
Невидимая, но стальная нить.
Дороже её нет ведь ничего,
И что важнее Бога может быть?

Как просто маски снять, взглянуть наверх,
И Господу сказать: «Веди меня!.
Да, я грешна, так исцели мой дух!
Ведь та душа, Господь мой, лишь Твоя!"

Как трудно верить в то, чего не видишь,
Представить Истину, которой в мире нет
Пойти за Словом, сказанным когда-то
И знать, что ждёт за то Тепло и Свет!

Как трудно верить в тех, кто пишет Судьбы
Представить, что они помогут нам
Пойти за чувством, вечным, как и Вечность
И знать, что ты построишь Вечный Храм!

 Как трудно быть не прахом, Человеком!
Представить, что в ответе ты за мир
Пойти навстречу сотням ураганов

И знать, что лишь смиренный – лучший сын.

                                                             2009

Чем ценна наша жизнь? – Её стезёй,
Непререкаемыми поворотами судьбы,
И неизвестностью – что ждёт нас за чертой?
Вопросом вечным – а куда идти? 

Но вопреки сомненьям, нас ведут,
Оберегают, учат, сострадают
И хрупкость наших жизней дарит шанс
Всё ж обретать небесные познания.

 И если устоим в дорогах тех,
И дух не сломят суета и трусость,
То выйдет новый сильный человек,
И стать им – это долг, хотя и трудный.

                                                          2009

                Гомер.

Тебя читают миллионы
За множество годов земных,
Сменилось много поколений,
Что суть познало строк твоих.

Но кто ты был, Гомер бессмертный?
Когда ты жил? О чём мечтал?
Историки молчат в бессилие,
А ты когда-то это знал…

Не утихают споры в мире –
Ты ль «Одиссею» написал?
Но разве всё же это важно?
Тот автор мудрый всё сказал.

 И по его чудесным строкам
Сумели Трою отыскать…
Какая разница нам, люди,
Кого «Гомером» будем звать?

До нас дошли крупицы знаний,
Нам приоткрыли даль веков –
А литераторы всё спорят –
Гомер ли был к тому готов…

Слепой ли зрячий автор был ты,
Великий, призрачный Гомер,
Но, написав свои шедевры,
Ты всем нам показал пример.

                                           2009

1 2 3
ГЛАВНАЯ | О ПРОЕКТЕ | РАЗМЫШЛЕНИЯ | ТВОРЧЕСТВО | ФОРУМ | ГОСТЕВАЯ

2009-2017 © Виктория Шулико
Разработано на Yarega WebStudio